«Зверобой»: московский следователь разгоняет таежных комаров / убийц (нужное подчеркнуть)
Павел Чинарев в сериале Зверобой

«Зверобой»: московский следователь разгоняет таежных комаров / убийц (нужное подчеркнуть)

Автор: Светлана Емельянова

Отечественный кинематограф (за небольшим исключением, которое как раз и подтверждает правило) продолжает осваивать бабки  плодить сущности, не особо гоняясь за смыслами и новыми сюжетами. А зачем. Можно же идти по проторенной дорожке, глядишь, и тоже просмотров достанется. Вслед за выходом сериала «Хрустальный» сразу стали появляться подражатели, внаглую эксплуатирующие сюжетные ходы и образы. Да, в «Хрустальном» тоже немало юзались всяческие расхожие клише, используемые в детективных шоу, но этот сериал сумел выделиться на фоне всех остальных… сюрприз… за счет отличного сценария и проработки характеров + , конечно, отличных актерский работ.

ivi.ru [CPS]

Чего не скажешь о новом сериале «Зверобой». Ни с первой, ни со второй, ни даже — о, ужас! — с третьей серии этот сериал не цепляет. И вроде бы убийства такие… интересненькие, а смотришь, как говорится, с холодным носом. А все почему? Потому что искусство, не побоимся этого слова, даже массовое, должно работать с эмоциями зрителей. А тут о нас, сердешных, забыли напрочь, увлекшись чертовой картинкой, которая, кстати, ооочень хороша. Мрачная-беспросветная-беспощадная и к своим, и к чужакам российская глубинка пробирает до дрожи (нет!). Ведь нас забыли (и это как минимум) заинтересовать главным героем. И вот он ходит весь из себя такой замученный нарзаном виски, потому что уснуть, сердешный, вдали от столицы не может. Цепляется к коллегам (дуракам и пьяницам, конечно), к начальству, у уполномоченному по правам ребенка, учит их всех жизни, а они учиться никак не хотят. А хотят — наоборот — избавиться от этого приставучего москвича как можно быстрее, чтобы никто в их болоте громко не квакал. И вот смотрим мы на все это безобразие, и как-то не особо переживаем ни за ГГ, ни за жертв. Ни за кого.

А если наглядно: первые четыре серии не дают нам никаких знаний о местных следаках, практически никаких подробностей об Олеге Хлебникове (да, у него был какой-то косяк с депутатом, у него осталась девушка в Москве, и он прямо гениальный сыщик). Павел Чинарев в роли Хлебникова тоже не цепляет, но очень натурально изображает муки москвича в глуши, в деревне. Актер, не жалея сил, давит на все педали, изображая мегакрутого мегазагадочного мегаследователя мегаодиночку. И по прошествии шести (!) серий мы все еще не будем знать о нем ничего, из чего пытливому зрителю следовало бы сделать вывод, что загадка столичного следователя будет покруче, чем поимка инфернального убийцы, но зрителю уже лень, он досматривает на автопилоте, зачарованный беспросветной чернухой микротаежного городка Вахта. Потому что наш столичный лихой хлыщ (сорящий деньгами направо и налево и попивающий не самый дешевый вискарь) — это единственный луч света в этом темном царстве. Подростки-уголовники, продажные следаки, мутные деятели от образования и бизнеса… пробы ставить негде. И только одна мысль стучится в висок — «как страшно жить». И тут же чувствуешь, что где довольно потирает ручки съемочная группа, эффект достигнут.

Эффект этот будет только усиливаться от серии к серии, чего-чего, а беспросветности в этом сериале с лихвой хватит. Кстати, в роли таежного городка и окрестностей с успехом выступили локации в Тверской области, то самая что ни на есть средняя полоса. Центральная Россия не в первый раз выступает в роли Сибири и Дальнего Востока и у нее это очень хорошо получается. Атмосферности в провинциальных локациях — на любой вкус. Ну да вернемся к сюжету и актерам.

Куда интереснее Марина Ворожищева в роли Анны — сразу видно, девушка с тяжелой судьбой, и вот прям уготована для нашего суперсыщика, чтобы объяснить, куда он попал и где его вещи. Анна тоже у нас шкатулочка с секретом и не настолько очевидным, как ГГ. Девушка с непростой судьбой и темным прошлым, таинственными связями и сложносочиненным взглядом на ситуацию. В общем, мысль о том, что у нее тут свой интерес, появляется буквально со знакомства с этим уполномоченным по правам всех детей и не покидает нас ни на секунду. Кстати, именно Анне достается миссия объяснить и нам, и недалекому начальнику Хлебникова, в чем его весьма полезная фишка и почему все должны его быстренько зауважать. И произойдет это — та-дам — в седьмой серии. Вот только методика быстро наговариваемого портрета ГГ на фоне его деловито шагающей физиономии — такой себе приемчик. Не пронимает ни зрителя, ни Пряхина. А жаль, очень жаль. Если бы эту вот фактурку подогнали бы пытливому зрителю серии во второй-третьей, он бы достроил бы сам остальной образ и уже с бОльшим энтузиазмом смотрел бы на это действо.

К слову о Пряхине, хорошему актеру Олегу Василькову играть совсем нечего. Точнее, игра в сурового ограниченного начальника и трепетно любящего умирающую жену мужа — как шарахание из одной крайности  в другую, образ не складывается. И вина в этом не актера, а сценаристов, которые не удосужились сложить этот паззл, как впрочем, и все остальные, в целое. И когда мы слушаем «объяснялки» в последней серии, то это уже не интересно. Потому что поздно. Потому что некоторые вещи не нужно объяснять словами — нужно объяснять психологизмом, полутонами, сложностью образов. Которой здесь нет.

Повторюсь, главный недостаток сериала — количество сюрпризов, разоблачений и перевертышей в последней серии, которое превышает все мыслимые пределы. 6 серий ни о чем, 7-я — предфинальная — уже поинтереснее, и на тебе, сюрприз, совы не то, чем кажутся оказывается, у каждого первого героя был какой-то огромный секрет. Думается, сериалу очень пошло на пользу, если бы все эти ходульные на протяжении 6 серий персонажи раскрывались бы постепенно. Смотреть было бы значительно интереснее. А фокус-покус с превращением одноклеточных персонажей в сложные многогранные личности с тяжелым бэкграундом в течение нескольких минут попахивает шарлатанством. Ну, и ждем продолжения, о чем прозрачно намекают последние кадры.

Голосовать! post
ivi.ru [CPS]

Куда пойти и чем заняться:

Уникальные экскурсии